Эксклюзивное интервью с Ильясом Хамзиным перед RCC 9 3 мая 2021


Telderi

Эксклюзивное интервью с Ильясом Хамзиным перед RCC 9 3 мая 2021

«Стерлинг — мерзкий парень». Хамзин уверен, что американец избегает реванша с Яном
Одноклубник и друг экс-чемпиона UFC готовится штурмовать заокеанские лиги. А пока помогает Петру идти к его целям.

Боец из клуба «Архангел Михаил» Ильяс Хамзин пока больше известен публике как друг и партнёр экс-чемпиона UFC в легчайшем весе Петра Яна. Однако он стремится доказать, что действительно достоин внимания и выступлений в промоушенах США. 3 мая Хамзин проведёт свой очередной поединок на турнире RCC 9. Его соперником станет бразилец Джуниор Маркес. В эксклюзивном интервью «Чемпионату» Ильяс рассказал, как игра на PlayStation научила его душить реальных соперников, что он чувствовал, когда оказался в углу Петра на турнире UFC и почему лига поступила неправильно, забрав у Яна пояс.

— Есть такой факт о вас: вы учились драться по компьютерной игре. Это было до того, как вы пришли в единоборства, или уже в процессе занятий? И что это была за игра? — Просто так совпало. Играл в UFC на PlayStation, увидел там некоторые приёмы, и так получилось, что через пару дней попал в зал джиу-джитсу и грэпплинга, и там пришлось их применить. Всё случайно получилось.

— Приёмы-то удалось выполнить? — Да, парочку человек задушил.

— Вы — базовый ударник. Насколько сложно вам давалась борьба, когда вы начали заниматься смешанными единоборствами? — Она до сих пор мне даётся тяжело. Но я работаю над этим аспектом. Хоть и трудно, но уже что-то получается.

— Когда вы начали заниматься единоборствами, то сразу были настроены серьёзно или даже не представляли, что можете дойти до уровня профессионалов и претендовать на участие в боях в крупных промоушенах? — Я думаю, в любом виде спорта, когда ты начинаешь свой путь, ставишь себе высокую планку. А там уже в зависимости от того, как получается.

— Как и когда вы познакомились с Петром Яном? — Да просто, как мальчишки на районе знакомятся, так и мы. Спорт объединяет. Уже лет 9-10 знакомы.

— Именно он мотивировал вас перейти в ММА? — Да, глядя на него, я решил сам этим заняться. Всё началось с того момента, когда я поехал с ним на турнир UFC. Сначала на АСВ, потом — на UFC.

— Что вас особенно там впечатлило? — Да всё. Словами этого не передать. Вспоминаешь, когда ты ещё мальчишкой смотрел это всё на кассетах в 2001-2002 годах и видел бои ветеранов — Танка Эббота, Педро Риззо и других. А тут просто бах! — и ты сам появляешься там. Чувствуешь себя, как ребёнок, который приехал в Диснейленд.

— И после того, как решили заняться ММА, вы переехали в Екатеринбург? — Мы тогда приехали сюда из Таиланда, и Петя нашёл для меня бой. Здесь только началась серия RCC Intro, и я выступил на первом турнире. Так всё и началось. Руководство предложило остаться и выступать за клуб «Архангел Михаил», и я согласился не раздумывая. И вот уже третий год я здесь. Большую часть времени я провожу в Екатеринбурге.

— В феврале прервалась ваша победная серия из пяти поединков. Вы для себя поняли, каковы были причины этого поражения? Возможно, отсутствие рядом Петра Яна и Дениса Лаврентьева? — Не знаю. Это бои, они непредсказуемы. Конечно, поддержка пацанов важна, может быть, как-то это сказалось. Но в большей степени во всём виноват я сам, упустил кое-какие моменты, аспекты в борьбе, подзатёк после первого раунда. Получил опыт, как говорится. Печальный, но всё же опыт. И подарил зрителям хороший бой. Я думаю, многим понравился этот поединок. Сейчас, конечно, я бы по-другому провёл этот бой и всё закончилось бы иначе.

— Но именно на этапе подготовки чувствовали ли вы, что вам не хватает Петра и Дениса как спарринг-партнёров? — Думаю, да. Было бы чуть иначе. Сейчас я снова готовлюсь к бою, и Пётр каждый день приезжает на каждую тренировку, смотрит, что я делаю, где-то меняет процесс тренировки, говорит, что надо делать и что не надо. И я чувствую, что уже по-другому всё идёт. Конечно, то, что не было рядом ребят, сыграло роль. Может быть, они бы смогли повлиять на исход поединка.

— Сейчас, когда Пётр рядом, чувствуете себя более уверенным? — Я всегда в себе уверен, но, конечно, сейчас ещё больше. Пётр огромную роль играет в моей карьере и в моей жизни.

— Сам Пётр сейчас пока тренируется в более лёгком режиме? Вообще он позволяет себе расслабляться или всегда усердно пашет, даже когда дата следующего боя ещё не определена? — Он всегда тренируется. Может побегать, может велосипед покрутить, может прийти побороться или поспарринговать. А когда начинается время подготовки, конечно, он пашет. Да, он пахарь. Неудержимый, ненасытный, я бы сказал (смеётся). Когда боёв нет, он не останавливается, всё равно что-то делает.

— Совсем недавно Алджэмейн Стерлинг сделал операцию на шее. По его словам, травма беспокоила его уже около 10 лет, а сделать операцию он решил именно сейчас. Как думаете, он действительно оттягивает момент с реваншем? — Конечно, он сейчас ищет любую форточку, любое окошко, чтобы удержать этот пояс. Естественно, в целом здоровье важнее, но то, что он решил сделать операцию именно сейчас, в такой момент, говорит о том, что он может избегать боя и оттягивать время. Сейчас он неоспоримый чемпион, как его называют. Он в данный момент условия диктует, и он вправе сделать себе операцию и взять время.

А так, конечно, он бегает. Он же понимает, что ничего не сможет сделать Петру. В своём сильном аспекте он ему всё отдал, 7-1 было по броскам. В стойке так вообще можно молчать. Он думал, что заборет Петра, в себя поверил. Тут он молодец, конечно, бойцы всегда в себя верить должны. Но он понял, что Пётр на другом уровне.

— Вообще вы лично насколько правильным считаете присвоение чемпионского пояса бойцу, который получил запрещённый удар? — Я считаю, что руководство немного неправильно поступило. Были примеры, где тоже человек осознанно наносил запрещённый удар, но при этом он оставался чемпионом. Или дают пять минут на восстановление, продолжают бой, победа остаётся за чемпионом, и пояс у него остаётся. Если бы не было подобных примеров, то можно было бы что-то говорить. А тут сразу наотрез: пояс забрали — и всё. Предвзято, пожалуй. Можно было бы no contest сделать, но не отдавать пояс. С чего Стерлинг — чемпион? Ладно бы он выигрывал, что-то показал. А он ничего не показал. Да и после поединка он себя ведёт некрасиво. Мерзкий парень. Хочется ему дать, если честно (смеётся).

— Вы готовились к последним боям в том числе в команде Arlan MMA Pro Team в Казахстане. Там достаточно сильные для вас партнёры? — У нас с командой Arlan хорошие отношения. Директор всегда нас тут встречает. Готовлюсь с Георгием Кичигиным, Артёмом Резниковым и другими. Ребят хватает. Взять Резникова — первый номер в Казахстане, взять Кичигина — второй номер. Провёл там пару сборов. Следующие будут либо в Осетии, либо в Дагестане. В Казахстан два раза съездил, взял оттуда что-то для себя, что-то и они взяли от меня. Сейчас будем двигаться дальше. Но Казахстан всегда останется в моём сердце.

— Насколько вы ощущаете себя там своим? — Приезжая туда, я всегда чувствую поддержку местных фанатов. С ними тяжело тягаться в этом плане кому-либо. Казахстанская фан-база — это другой уровень.

— Насчёт сборов в Дагестане и Осетии вы уже договаривались или пока это только в мыслях? — Да там, думаю, даже договариваться не надо, все уже друг друга знают. Ребята наши там уже не один раз были, и в клубе «Горец», и в других. Поэтому не станет проблемой попасть туда.

— В целом считаете подходящим для себя уровень оппонентов в RCC? Например, Иван Штырков провёл пробный поединок против Исмаилова в АСА, очень вдохновился и перезагрузился и в итоге подписал контракт на несколько боёв с этой лигой. И, как он сам говорил, его раньше называли «домашним бойцом», потому что он дрался только в Екатеринбурге. У вас не было подобного ощущения? — Ну, Иван — это Иван. Я по сравнению с ним — «зелёный» боец. У него там уже более 20 поединков, он почти все бои здесь провёл, конечно, ему надо было как-то перезагрузить свою карьеру. А я пока дерусь здесь, набираюсь опыта, в RCC меня всё устраивает. Соперников я не выбираю, кого дают, с теми и бьюсь. Уровень оппозиции растёт с каждым боем. Посмотрим, что будет дальше.

Сейчас 3 мая у меня будет бой с Джуниором Маркесом, пока он в моей голове. Серьёзный, хороший оппонент, бьющий. Думаю, будет интересно. Если сравнивать с ACA, AMC Fight Nights Global, то RCC — тоже хорошая организация, топовая. У всех, кто приезжает сюда, остаются хорошие впечатления от организации, от шоу — от всего. Поэтому не думаю, что мне нужно что-то менять и куда-то переходить. Если только за океан.

— То есть для вас лучше будет пока набираться опыта в RCC, а потом уже ехать за океан? — Тут как в любительском спорте: ты приходишь мальчишкой, у тебя в голове — чемпионат мира, Олимпиада, ты к этому стремишься. Так же и у профессионалов цель — американские лиги. Да и не хочется, живя в России, драться с россиянами. Хочется отстаивать честь двух стран — России и Казахстана, пробовать себя с иностранными бойцами. Конечно, я хочу за океан, как и все бойцы. Такие организации, как Bellator и UFC — это вышка для профессионалов. Я думаю, не у одного меня такая цель стоит.

Естественно, не могу сказать, что я не готов. Готов, но мои бои будут лучше об этом говорить. Бывает, смотришь поединки бойцов в заокеанских лигах и понимаешь, что можешь и готов с ними конкурировать. Понятно, что под топов сразу не попадёшь. Но до этого можно газовать, как говорится.

— Пётр Ян уже неоднократно говорил, что хочет помочь подписать вас с Денисом Лаврентьевым в UFC. Известно ли вам, какова сейчас ситуация Дениса? — Он мог выйти подраться там, но ребята, двое или трое потенциальных соперников, отказались от поединка с ним, и ничего не получилось. Во избежание простоя 3 мая он тоже подерётся в RCC. А там дальше видно будет.

— Вы друзья не только в зале, но и за его пределами? — Да, нас не только спорт объединяет. Не только в клетке друг друга поддерживаем, но и в жизни. Наши жёны общаются, дети тоже общаются. Как вы видите нас в клетке рядом и в углу друг у друга, так мы и по жизни идём вместе.

— У вас большая семья? — Да, я считаюсь многодетным отцом. У меня трое детей, две дочери и один сын. У Дениса — тоже. Думаю, Пётр скоро нас догонит.

— Хотели бы, чтобы дети тоже пошли в спорт? — Наши дети обязательно пойдут в спорт. Необязательно в смешанные единоборства, но спортом будут заниматься. В первую очередь это общение. Второе — закаляется характер, формируется дисциплина. А ещё тогда они всегда будут чем-то заняты. Я прошёл всё это и на своём опыте знаю, что ребёнку нужно и что не нужно давать, поэтому сто процентов мои дети будут заниматься спортом.

Они уже занимаются. Дочка у меня танцует, есть такое направление — шаффл. Оно очень быстро развивается. Детям нравится, они мотивированы, они настраиваются по-своему. Когда что-то не получается, они и расстраиваются по-своему, но не опускают руки. Целеустремлённые. А сын пока рядом, маму охраняет.

— Многие бойцы говорят, что не хотели бы, чтобы дети пошли по их стопам. — Конечно, это ведь непросто. Такую мясорубку проходишь, никому такого не хочется желать. Но всё равно какой-то боевой вид спорта будет. Скорее всего, борьба. По себе могу сказать, что эта чуйка в борьбе должна с детства быть. Сколько бы мы ни боролись, мы всё равно великими борцами не стали. Поэтому в основном работаем над защитой от борьбы. И ребёнка отдам в борьбу, а ударочку потом подтянем.

— Вы считаете, что проще освоить ударку, будучи базовым борцом, чем наоборот? — Смотря чего ты хочешь в борьбе. Защиту можно поставить довольно быстро. А если хочешь быть этакой коброй и бороться, то тут сложнее. Мне кажется, ударка всё же чуть проще. Везде свои сложности. В ударной технике тоже есть нюансы: под каким углом бьёшь, как на ногах стоишь, как передвигаешься, как балансируешь. Это тоже целая наука, как и борьба.

Источник: championat.com
kwork

Добавить комментарий

два × четыре =