Вторник, 30 ноября, 2021

В особняке Гаусвальд на Каменном острове ждут приставов. Дом «Этой Женщины» не разглядеть за забором


Telderi

В Петербурге Смольный требует снести забор вокруг исторического особняка

Владелец особняка советской Ирен Адлер на Каменном острове после реставрации закрылся глухим забором и молодыми елями. Открыть вид на памятник не помог даже суд.

В особняке Гаусвальд на Каменном острове ждут приставов. Дом «Этой Женщины» не разглядеть за забором

Смольный борется с забором, который скрыл от горожан знаменитую дачу Гаусвальд на Каменном острове — тот самый дом Ирен Адлер из советского фильма о Шерлоке Холмсе. Несмотря на решение суда, собственник, нити от которого ведут к фамилии Дерипаска, не намерен демонтировать ограждение, но попытается его согласовать

Реставрация дачи Евгении Карловны Гаусвальд, супруги известного булочных дел мастера, завершилась летом 2019 года. В 2008 году состояние особняка было настолько плачевным, что ему грозил снос. Тогда вступились градозащитники, потом потянулись годы обследований, ожиданий, разговоров, пока перекрытия намекали на обрушение.

Дача Гаусвальд — одно из первых зданий в стиле модерн на Каменном острове, построенное по проекту популярных тогда молодых архитекторов Владимира Чагина и Василия Шене. Последний определял стиль так: «с преобладанием мотивов американских деревянных построек». Впоследствии, в 1910 и 1916 годах дача претерпела перестройки. Узнаваемость на уровне Советского союза и даже за границей она приобрела после выхода фильма «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», именно это здание «играло» роль дома Ирен Адлер. Кроме того, оно фигурировало в фильмах «Дон Сезар де Базан», «Летучая мышь», «Без семьи» и «Марица».

Наконец, в 2017 году началась основательная и дорогая реставрация памятника по проекту ныне покойного петербургского архитектора Рафаэля Даянова. В эксплуатацию здание ввели только в конце 2019 года, работы были полностью выполнены за счет владельца. Однако долго горожанам любоваться на сказочный домик не пришлось. В 2020 году (если не раньше) участок окружил несогласованный забор из затемненного полимерного материала высотой более чем на треть превышающий «родное» ограждение. Этот факт зафиксировала выездная проверка комитета по охране памятников в марте прошлого года.

КГИОП обратился в арбитраж с иском к собственнику, требуя демонтировать новодел, и в феврале 2021 года суд подтвердил правоту чиновников, обязав владельца в течение полугода с момента вступления решения в силу снести полимерное ограждение. Как указано в тексте, забор «нарушает объемно-пространственную композицию памятника, искажает его облик и восприятие». Решение не было оспорено и вступило в силу.

В комитете по охране памятников редакции рассказали, что срок исполнения решения арбитража истёк в августе 2021 года. «В настоящее время КГИОП запрошен исполнительный лист, который, по сведениям сайта арбитражного суда, подготовлен и оформлен 17.11.2021. После поступления в КГИОП он будет направлен в уполномоченное подразделение судебных приставов для возбуждения исполнительного производства», — добавили в комитете.

Местом дач и загородных усадеб Каменный остров становится с XVIII века. Здесь строились управленческая, предпринимательская и творческая элита. Это можно проследить даже по названиям исторических особняков: дача Е.П. Леоновой — артистки императорских театров (в советское время здесь жили Киров и Жданов), дача принца Петра Ольденбургского (князя Долгорукого), особняк Василия Мертенса (государственный деятель, тайный советник, губернатор Тверской и Олонецкой губерний), особняк архитектора Романа Мельцера, дом купеческой семьи Кожевниковых и так далее. В XXI веке ничего не изменилось, только собственниками дач и особняков, а также квартир в небольших жилых комплексах стали представители новой российской элиты.

Согласно выписке из Росреестра, с декабря 2003 года зданием бессменно владеет ООО «Импульс». С тех пор у этого юрлица, по данным СПАРК, собственники менялись. С конца 2017 года фирмой владеет ООО «Рассвет» (до этого — кипрские офшоры Lambgod Limited и «Дорнтон Лимитед»). Собственники «Рассвета» — зарегистрированное в Усть-Лабинске Краснодарского края АО «Возрождение» (98,47%) и Павел Езубов (1,53% в уставном капитале). А хозяевами «Возрождения» на момент публикации отчета компании в 2020 году числились Валентина Петровна Дерипаска и Маргарита Балина.

Валентина Петровна — полная тезка матери российского миллиардера Олега Дерипаски. Павел Езубов тоже уже упоминался в сюжетах, связанных с этой фамилией. В частности, РБК писал, что на его имя бизнесмен в свое время перевел британскую фирму Terra Services.

Открывать вид на особняк, несмотря на решение арбитража, хозяева не намерены. «Собственник не планирует демонтировать ограждение из светопрозрачных конструкций, готовит проект благоустройства и ограждения и планирует согласовать эти мероприятия в КГИОП», — прокомментировал «Фонтанке» гендиректор «Импульса» Андрей Щепиорко. Он добавил, что в настоящее время ведутся проектные работы, а документы на согласование в комитет по охране памятников владелец рассчитывает подать до конца года.

Петербургский гид Полина Любцева, которая обратила внимание на невозможность для всех желающих рассмотреть памятник, в разговоре с «Фонтанкой» также констатировала, что летом 2021 года по периметру участка дачи Гаусвальд плотно высадили ели. Как полагает экскурсовод, специально, чтобы заслонить здание от любопытных глаз. «Пока одни макушки, но очевидно, что расчет на то, чтобы закрыть ракурс совсем, как это уже произошло с остальными особняками Каменного острова. Дачу Клейнмихель и особняк Мельцера уже не видно именно из-за елей», — говорит она.

Она обратилась за помощью к депутату Заксобрания Борису Вишневскому, в октябре в ответ на его запрос пришел ответ из КГИОП (есть в распоряжении редакции). В ведомстве подтвердили, что высадка елей не согласована проектом и является самовольной, а комитет работает над привлечением хозяина к административной ответственности по части 1 статьи 7.13 КоАП РФ (Нарушение требований законодательства об охране объектов культурного наследия, нарушение режима использования земель в границах территорий ОКГ либо несоблюдение установленных к границах зон охраны памятников ограничений).

Ирина Корбат,

«Фонтанка.ру»

kwork