Суббота, 27 ноября, 2021

«Рыли носом дно — никаких следов». Курдин — о том, почему «Курск» не мог погибнуть от столкновения с иностранцами


Telderi

Адмирал Попов так отметил свое 75-летие, что страна вздрогнула. Его старая версия о причине гибели «Курска», отряхнувшись от 20-летней пыли, часами не отдавала топ «Яндекса».

«Рыли носом дно — никаких следов». Курдин — о том, почему «Курск» не мог погибнуть от столкновения с иностранцами

Бывший командующий Северным флотом Вячеслав Попов заявил государственному агентству РИА «Новости», что не верит официальному расследованию катастрофы атомной подводной лодки «Курск». Двадцать лет спустя он все еще говорит, что 118 моряков погибли не из-за «просроченной» торпеды и ошибок организации спасательной операции, а из-за столкновения с иностранной субмариной. Из представленных доказательств — только внутреннее убеждение. Председатель Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников, доверенное лицо вдов и автор книги об одной из самых тяжелых катастроф подводного флота Игорь Курдин считает версию адмирала несостоятельной.

— Игорь Кириллович, то, что сказал адмирал Попов, это абсолютная глупость или под его словами все-таки есть основание?

— Во-первых, именно сегодня, 22 ноября, адмиралу Вячеславу Алексеевичу Попову исполняется 75 лет. Я служил вместе с ним, под его командованием очень долгие годы, и прекрасно знаю его как подводника, как человека, и могу подтвердить, что он высококлассный специалист-подводник с большим опытом 25 боевых служб. Человек, который, мягко говоря, разбирается в подводном деле. Поэтому начнем с того, что хочу поздравить его с юбилеем, с 75-летием, и от имени клуба подводников пожелать ему всех благ, здоровья и так далее.

Второе. Именно сегодня, в день его юбилея, появилось его интервью. Оно объемное, длится практически один час, где Вячеслав Алексеевич рассказывает и о себе, и о своей службе, и, конечно, о том, что случилось с атомной подводной лодкой «Курск». Я очень внимательно прослушал это интервью, особенно в части, касаемой «Курска». К сожалению, ничего нового я для себя не услышал. Версия адмирала Попова еще в тот период, когда он был командующим Северным флотом, как раз и заключалась в том, что первопричиной катастрофы подводной лодки «Курск» было столкновение с иностранной подводной лодкой. Этой же версии придерживался и тогдашний начальник штаба, Герой России, вице-адмирал Михаил Моцак.

Но на что я сейчас обратил внимание — Попов говорит: «Я убежден на 90 процентов, что это была подводная лодка НАТО, но доказательств этому я привести не могу». Когда я писал свою книгу «Курск. Двадцать лет спустя», я общался с очень многими людьми, изучил очень многие документы. И вот среди них есть уголовное дело, которое совершенно справедливо было возбуждено по факту гибели «Курска». Расследование проведено очень глубоко и качественно. И вдруг кто-то заявляет, что у него есть доказательства по этому делу. На мой взгляд, на это сразу должен обратить внимание Генеральный прокурор, поскольку под его контролем проходило расследование. Вот я сейчас скажу, что знаю, кто задавил человека. Все скажут: «Ну знаешь и хорошо». Так меня немедленно должны вызвать в прокуратуру и спросить: «А что ты знаешь?» Почему доказательства, на который ссылается тогда и сейчас Попов, нельзя предъявить? Вам не кажется это странным?

— Мне — кажется. Но есть люди, которые посчитают это логичным. Которые уверуют, что Попову противодействуют и хотят скрыть правду.

— Он же говорит о том, что доказательства у него есть, но привести он их не может. Поэтому, к сожалению, даже командующий флотом, очень опытный подводник должен был приводить такие доказательства. А на сегодняшний день, как и 20 лет назад, это заявление, мягко говоря, голословно.

— Почему именно сейчас появилось заявление командующего флотом? Это, наверное, основной вопрос, который тревожит многих. Не к годовщине катастрофы, не к выходу книги. Внезапно наступило 22 ноября 2021 года и адмирал Попов выступил.

— У меня самого ответа на этот вопрос нет. Но у людей, с которыми я сегодня общался, влиятельных, авторитетных людей, есть версия. Цитирую: «Примечательно, что заявление адмирала РИА «Новости» прозвучало на фоне активного роста военной активности стран НАТО у границ, включая и морские, Российской Федерации. А именно о росте этой активности поднимал на днях вопрос на коллегии МИД президент России Владимир Путин». Но это не мои слова. Так говорят эксперты. К сожалению, мнение адмирала Попова, когда он говорит о конкретных действиях, говорит о хронологии аварии атомной подводной лодки «Курск», он допускает некоторые ошибки. Я не могу с точки зрения командира подводной лодки критиковать заявление командующего флотом, но поскольку я по документам глубоко изучал хронологию трагедии, то получаются, к сожалению, некоторые нестыковки.

Например, Попов говорит о том, что какая-то из подводных лодок НАТО. Мы уже достоверно знаем, что в районе учений Северного флота находились три подводных лодки. Две американских — «Мемфис» и «Толедо», и одна английская — «Сплендид». Это обычная практика — когда проводятся учения, особенно крупные, иностранные подводные лодки следят за нашими действиями.

Так вот Попов говорит о том, что одна из лодок следила, в этот момент «Курск» совершил какой-то маневр, на который не отреагировала иностранная подлодка, потеряла по простому говоря из вида, пошла в точку прерыва контакта и столкнулась с «Курском». Опять же по документам достоверно известно, что подводная лодка «Курск» в момент первого взрыва находилась на перископной глубине и шла постоянным курсом и скоростью. То есть она не только уже всплыла, но она находилась в этом положении продолжительное время, на постоянном курсе, постоянной скорости. Если бы иностранная лодка потеряла бы контакт с «Курском» и пошла бы в точку восстановления контакта, она должна была с ней столкнуться на перископной глубине. Однако никаких свидетельств о том, что было столкновение, и в первую очередь повреждение корпуса подводной лодки «Курск», которая, как мы знаем, была поднята, а все остальные обломки были изучены еще в тот период, когда она находилась на дне, — никаких свидетельств столкновения не было. Вы понимаете, если столкнулись две машины, должна быть какая-то вмятина. Этого не было.

— Еще в своем интервью адмирал Попов говорит о том, что будучи на «Петре Великом» он лично слышал звуки и эти звуки могла издавать только иностранная подлодка, которая якобы тоже пострадала от взрыва, потому что на отечественном флоте нет такой аппаратуры, которая может подавать сигналы SOS.

— Ну во-первых, такая аппаратура у нас есть. У нас есть специальный автоответчик, который и сработал. Подошел надводный корабль, который дает кодовую посылку, и автоответчик срабатывает. И он сработал! Поэтому они и нашли то точное место гибели «Курска» — по посылке автоответчика.

Из материалов уголовного дела о гибели «Курска»: «Вследствие незнания адмиралом В.А. Поповым и его подчиненными конкретной обстановки, невыполнения требований руководящих документов ВМФ в случае отсутствия всплытия подводной лодки в установленное время в надводное положение, а также из-за принятия ошибочных решений в процессе ожидания всплытия подводного крейсера он был объявлен аварийным с опозданием на 9 часов».

— Есть мнение, что адмиралу Попову слишком выгодно верить в версию внешней агрессии. Тогда нет необходимости задавать вопросы о техническом оснащении флота, об организации поисково-спасательной операции.

— Адмирал Попов говорит о том, что все силы, обеспечивающие учение, принимавшие, были в готовности, проинструктированы по мерам безопасности. Так вот доподлинно известно, что аварийно-спасательное судно Северного флота «Михаил Рудницкий» находилось у причала и не было готово к выходу в море. Согласитесь, если 9 подводных лодок вышли на учение, то аварийно-спасательные силы должны быть приведены в готовность, а не находиться у причала.

— Тем не менее, в своей книге вы говорите не только о техногенной катастрофе «Курска», но и приводите альтернативную точку зрения.

— Тем не менее, я не мог не рассказать в своей книге о так называемом американской версии, согласно которой произошло незапланированное, случайное столкновение иностранной подводной лодки с «Курском» или даже несанкционированное применение оружия. Эта версия, на мой взгляд, не выдерживает критики и выглядит неправдоподобной и даже фантастической. Однако она имеет право на существование. Но при этом никаких доказательств столкновения и тем более применения оружия так и не было найдено. Один из офицеров-глубоководников, руководивший обследованием затонувшей подводной лодки, а так же прилегающему к нему району, рассказывал — им была поставлена задача найти следы иностранной подводной лодки в районе гибели «Курска». Они, что называется, рыли носом дно, но никаких следов иностранной подводной лодки найдено не было.

Беседовала Юлия Никитина, «Фонтанка.ру»

Российская подводная лодка затонула К-141 «Курск» 12 августа 2000 года. Норвегия, Япония, США, Великобритания немедленно предложили помощь в спасении моряков, однако Россия приняла ее только через две недели, когда было уже поздно. Причиной трагедии признали взрыв учебной торпеды в торпедном отсеке. Все 118 членов экипажа погибли. Однако 23 подводника в девятом отсеке оставались живы, по официальной версии — от 4 до 8 часов, по мнению ряда экспертов — вдвое дольше. Дело «Курска» было закрыто через два года после его гибели, виновные так и не были названы.

© Фонтанка.Ру

kwork