Понедельник, 29 ноября, 2021

Вслед за Валерием Гаркалиным ковид унес выдающегося филолога Мариэтту Чудакову


Telderi

Как ни печально, мартиролог жертв пандемии продолжает пополняться. Мы теряем любимых, родных, дорогих нам людей. Смерть собирает свою жатву.

В субботу утром, 20 ноября, стало известно, что знаменитый актер Валерий Гаркалин умер от тяжелых последствий коронавируса в больнице в Коммунарке. На следующее утро, в воскресенье, оттуда же — печальное известие о смерти литературоведа, исследователя творчества Булгакова Мариэтты Чудаковой.

Все помнят про Гаркалина, что он сыграл героя "Ширли-мырли". А между прочим, он играл в своем Театре сатиры и Гамлета в постановке Дмитрия Крымова, и Мастера, и Понтия Пилата в постановке Михаила Зонненштраля. Название того спектакля, кажется, подходит к нынешней пандемии: "Шизофрения, как и было сказано". Прощание с народным артистом Валерием Гаркалиным состоится во вторник, 23 ноября, с 11.00 в учебном театре ГИТИСа, где он преподавал почти 20 лет. Место и время прощания с Мариэттой Чудаковой на момент подписания номера уточнялось.

В память об артисте "РГ" публикует фрагменты интервью, которое он дал не так давно, приехав с лекциями в Волгоградский госинститут искусств и культуры.

Валерий Борисович, вы начинали как артист театра кукол. Этот опыт пригодился?

Валерий Гаркалин: Вообще-то я начинал слесарем. Но я не помню минуты, когда сказал, что буду артистом: я родился с этим сознанием. В каждом из нас присутствует дух лицедейства, желание быть не самим собой. А кукольником я был бездарным, мне пришлось покинуть этот жанр. Сначала у нашего курса был свой театр в Кемерове "Люди и куклы", потом в Москве попал в театр Сергея Образцова. Мне доверили роль Аладдина… Возможно, кто-нибудь напишет, что огромное влияние на Гаркалина оказал кукольный театр. Но я такого не могу сказать.

Знаменитым быть тяжело?

Валерий Гаркалин: Мой первый фильм "Катала" имел колоссальный зрительский успех. Он вышел в 1989 году, во время мощных общественных изменений. Но картину зритель успел посмотреть. А потом прокат рухнул. На "Мосфильме" попросили представлять фильм. И вот после показа в Одессе я вышел на сцену и услышал женский голос: "Не орел!". Публичность — часть профессии. Но быть публичным противоестественно, человек по природе скромен. Как говорил Анатолий Эфрос, актер — это женская профессия. Артисту свойственно кокетничать, краситься, быть любимым, иметь вздорный характер. Я сам был жертвой скромности и приличия. Кто-то вообще считает, что актер — не профессия, а диагноз. Если каждый вечер представлять себя Наполеоном или принцем датским, то что у человека с головой?

После одного фильма режиссер сказал мне: завтра ты проснешься знаменитым. Я просыпался, и увы. На фестивале в Кракове играли "Стриптиз" по пьесе Славомира Мрожека. Драматург присутствовал на всех показах. Невозможно было понять, доволен или нет. Вдруг после нашего спектакля зашел за кулисы и обнял меня. Наверное, я ближе всех стоял. Наутро спускаюсь к завтраку — и все участники фестиваля в столовой встают и аплодируют. И я понял: что-то произошло. Дело не в самолюбии — это было признание со стороны коллег.

Уже сыграли все, что хотели?

Валерий Гаркалин: Я делаю то, что мне дают. Но у меня ведь еще и режиссерское образование. Защищал диплом спектаклем "Контракт" по тому же Мрожеку. Мы с постановщиком Михаилом Зонненштралем читали пьесу с красным карандашом: боролись с многословием. Спектакль длился три с половиной часа — можно так долго удерживать внимание зрителей? Решили вернуть все, что выбросили из текста, — и спектакль сыграли за полтора часа. Как такое возможно? Это был урок: надо любить драматурга. Литература — основа театра. А иногда слышишь такую мерзкую отсебятину! Хотя бывают и удачные импровизации. Как-то партнер величайшего артиста Евгения Евстигнеева в волнении переврал поговорку: "Машу каслом не испортишь". Евстигнеев отреагировал мгновенно: "Смотря какое касло!"

Если в фильме есть Валерий Гаркалин, значит, там как минимум хороший сценарий?

Валерий Гаркалин: Значит, там есть роль дедушки!

Она открыла нам Булгакова

На 85-м году жизни не стало Мариэтты Омаровны Чудаковой. Это невосполнимая утрата… И для российской, и для мировой филологии. Она была ученым с весомым мировым именем. Впрочем, наукой заслуги Мариэтты Омаровны не исчерпываются. Она удивительно разносторонний человек — филолог, педагог, писатель и общественный деятель с отчетливой позицией защитника либеральных ценностей. И еще — гуманист.

В 1994-2000 годах она состояла в Комиссии по вопросам помилования при президенте РФ. Но для русского читателя ее главной книгой остается первая научная биография Михаила Булгакова. Вышедшая в 1988-м, она стала настоящим прорывом в изучении биографии и творчества одного из главных писателей ХХ века. По сути, Чудакова заложила основы булгаковедения. Нами, студентами Литературного института, жизнеописание Булгакова зачитывалось до дыр. До этого были ее книги "Мастерство Юрия Олеши" и "Поэтика Михаила Зощенко".

А всего в ее научном багаже более 200 работ по русской литературе ХХ века. В последние годы Мариэтта Омаровна неожиданно нашла себя в прозе о подростках. И здесь тоже проявился ее редкий, разносторонний талант. Она была неугомонной, стремительной, всегда готовая жестко, с азартом отстаивать свою позицию. Уж точно не была похожа на ученого сухаря. Скорее — на "шестидесятницу", дерзкую, задиристую и всегда как бы "в бою". В ней был душевный стержень. И — авторитет безукоризненного специалиста в своей области. Прощайте, Мариэтта Омаровна!

Подготовил Павел Басинский

kwork